bulgat (bulgat) wrote,
bulgat
bulgat

Categories:

Голод в Поволжье Российской Империи и миллионы жертв



Как зайдешь на какой ни будь страничку, посвященный голоду в России, на тебя сразу вываливается тонна информации о голоде в Поволжье при большевиках с миллионом жертв.
Все бы хорошо, но есть одна маленькая проблема, Поволжье голодало с миллионами жертв еще во времена Российской Империи, при том в 1911-1912 году, когда у нее был самый пик развития, по представлениям монархистов, так называемый прерванный полет РИ большевиками.
А умерло тогда 1.5 миллиона человек, нехило так! Прям как при нелюбимых большевиках!

Доходит до смешного, монархисты отрицают вообще какой-нибудь голод в РИ. Но есть проблема, в бюджете РИ на это официально выделялись средства, на борьбу с "несуществующим" голодом.

В целом, за 1906-07 общая сумма изо всех источников, истраченная на помощь населению пострадавших от недорода территорий, оставила 180 миллионов рублей [2, c. 348]. Для удовлетворения семенных и продовольственных потребностей было приобретено, развезено по губерниям и роздано в ссуду 146,4 миллиона пудов хлеба — впрочем, как указывает Ермолов, «в этот счёт не входит хлеб, купленный земствами, а также другими организациями и благотворителями» [2, c. 362]. На снабжение хозяйств кормами в 1905-07 израсходовано 14 миллионов рублей [8, т. 17, c. 457].

Последним испытанием в мирное время стал недород 1911. Он характеризовался широким, но «пёстрым» распространением. Общинные запасы вновь оказались неполны, так что на закупку хлеба Госказначейство выделило 170 миллионов рублей. На снабжение кормами в 1911-12 истрачено 9-12 миллионов, выдавались ссуды на прокорм (так, в Сибири выдавали по 300 рублей пособия на корову), распределено на льготных условиях 16 тысяч лошадей. Общественные работы для крестьян в качестве эксперимента решили в этот раз сделать основным видом помощи. На их проведение ассигновано 42 миллиона рублей, причём 84% суммы пошло на заработную плату [8, т. 17, c. 457-459]. В благотворительной деятельности в 1911 монополия была закреплена за финансировавшимися государством организациями (Красный Крест и пр.) — это мотивировалось широким размахом, который приняла антиправительственная пропаганда во время голода 1905-07. Вся кампания была проведена исключительно силами и средствами правительства: даже общеземская организация не получила из казны ни рубля. Голодающим было выдано 222 миллиона порций, под руководством священников и учителей только в Поволжье было открыто более 7 тысяч столовых при школах, где детям выдали 24 миллиона обедов [21].


Если голода в РИ вообще не было, то выходит царские чиновники эти деньги тупо воровали и делали подлоги, а царь Николай 2 им верим!
-Хорошо! Голод в РИ был, но с ним успешно боролись! Смертей не было! - скажет монархист.
То есть голод оказывается все таки был в РИ, но с голодом успешно боролись! Правда? А если проверим?

Слово корреспонденту "Волжского слова" из с. Пестравки, Николаевского уезда:


То есть у корреспондента Царь-голод РИ при Александре 3, был просто легкой затравкой - голодовкой, по сравнению с голодом 1911-1912 при Николае 2.
Преувеличивает?

Губернатор считает что надо четко соблюдать столыпиский законопроект трехлетней давности о продовольственой помощи исключительно на трудовом принципе- только через общественные работы.
Земство попыталось доказать, что работ сейчас все равно не найти, крестьяне уже дохнут и у них тупо сил нет, но губернатор их заткнул.
В итоге запросили у Столыпина 8 миллионов рублей.
А Правительство нам ответило:


Губернатор предложил возложить на земство обязанность в открытии на эту сумму трудовых столовых. Земство его послало.
Губернатор в очередной раз написал в центр, что земство саботирует и губернское присутствие начало ковыряться само. Земство же сосредоточилось на врачебной помощи - в сентябре открылись старые знакомые: цынга и тиф.


Цынга и тиф - сопутствующие заболевания общества при голоде, из-за ослабления иммунитета голодающего. Часто к ним еще присоединяется холера, которая для сытого и здорового организма не особо опасна (малый риск заражения).


Всего земство открыло 200 врачебных пунктов, правда нанять удалось только 22 врача и 65 фельдшеров.
Губернское присутствие, постоянно сталкиваясь с суровой реальностью, пошло таки на щедрость и к маю 1912 потратило на помощь голодающим аж 22,2 миллиона рублей (с учетом тех 6).
Правда к этому времени в губернии забили на мясо 126.900 рабочих лошадей (их хозяева не выйдут сеять, а пойдут батрачить). Коров зарезали 144.100 голов и до кучи 700.000 молодняка.


То есть помощь выделялась, но недостаточно.
Итог помощи:


И даже есть зафиксированный умерший от голода!

В Совет Самарского отдела Общества Охранения Народного Здравия
Заведующего школьными столовыми по селу Морше Николаевского езда
Рапорт
Хотя в селе Морше функционируют и правительственные столовые, в которых кормится 306 человек, но при общем недоедании и начавшихся болезнях (думается, на этой почве) такая помощь весьма недостаточна. С 11го по 17 декабря мне пришлось совершить христианский обряд погребения над 6ю умершими, и причины смерти большей частию брюшной тиф, боль живота, воспаление легких (т. е., болезни, вызванные общим ослаблением организма или недоброкачественностию пищи). Нуждающихся в сносном питании еще очень много. На днях я служил водосвятный молебен на дому у крестьянина Григория Ломтева. Я поинтересовался узнать, какие мотивы заставили его прибегнуть к молитвам. Григорий – молодой человек. У него в семье мать, братья и деть – всего 11 человек. Смотрю на него: он такой изможденный, с страдальческим выражением в лице и узнаю печальную истину: «Мы ведь, батюшка, уже 16 дней почти ничего не едим». Хлеба нет, корма тоже, а продать последнюю скотинку страшно: лучше поголодать. Вот его логика. И вот он уже дошел до такого состояния, что его организм не в состоянии принять в себя 20 капель Гваякова [??? – Allem.] (он болен воспалением легких), вызванным, вероятно, как недоеданием, так и нравственными муками за будущее своей мемьи, так как он – глава всего хозяйства.
Заведующий столовыми с. Морши священник Вениамин Немерцалов
1911 г., декабря 17 дня



Как же спасались и выживали? Да опять же за счет общественных комитетов и кружков помощи. Которые, правда, смогли кормить только 14% голодающих.

Источники:
Земский справочник на 1913 г, сост. П.А. Голубевым
Волжское Слово # 1426 "Краткий очерк Правительственной продовольственной кампании"
Общественная помощь голодающим в Самарской губернии в 1911-1912 г. Отчет Самарского отдела общества Охранения Народного Здравия. Самара, 1913 год.

Все фотографии сделаны земскими фотографами в 1911-12 годах.


А вот и причина голода - природа мать ваша.

Последний «царский» неурожай случился в 1911 — он был отражением серьёзного общеевропейского неурожая на зерновые из-за засухи. Летом наблюдались сильная жара, горячие ветры-суховеи, тяжело проявившиеся в Поволжье и на Дону. Суровая зима с буранами и необычный весенний разлив рек также ухудшили положение. Неурожай охватил обширную территорию: все уезды Астраханской, Оренбургской, Самарской, Саратовской, Симбирской и Уфимской губерний, а также многие уезды Вятской, Казанской, Нижегородской, Пензенской, Пермской губерний и Области Войска Донского [4, с. 49], так или иначе затронув более 20 млн. чел. [5, c. 124]. В пострадавших районах собрали только 1/3 урожая зерновых против среднего.

А есть более полные источники раскрывающие кол-во жертв? Есть. Но это не кошерные ученые, с точки зрения монархистов.


В 1842 г. правительством было констатировано, что неурожаи повторяются через каждые 6-7 лет, продолжаясь по два года кряду5). Всероссийский голод 1891-1892 годов охватил 17 губерний с населением 36 миллионов человек6), умерло от него по официальным данным – 400.000 человек (считали лишь взрослых и только русских наций (русских, украинцев и белорусов), «инородцы» (не крещенные) в те годы вообще не учитывались статистикой)7); по мнению историков, как того времени, так и современных, от голода в 1891/92 годах умерло от 800 тыс до 2.4 млн человек, так как они высчитывали сверхсмертность 1892 года, исходя не из смертности 1891 года, тоже голодного, а исходя из данных 1888, 1889 и 1890 годов8). Всего за вторую половину XIX века было свыше двадцати «голодных годов» (по данным доклада царю за 1892 год9).

Территория, охватываемая голодовками в России, начала расти с началом развития капитализма, то есть после отмены крепостного права в 1861 году, так как в стране стали преобладать соображения получения максимальной прибыли, а не обеспечения жизни. Кстати, отмена крепостного права привела к еще большему денежному закабалению крестьян, так как свободу они получили, а землю нет, и их принудили ее выкупать по цене в 2-3, а порой в 5-6 раз дороже рыночной. Все эти факторы привели к тому, что крестьяне стали разоряться, что повлекло за собой в деревнях голод и рост числа эпидемий. С 1860 по 1880 год средний крестьянский надел сократился примерно на 30% - с 4,6 до 3,5 десятин 10). Если в 1880–1890 гг. число голодающих губерний в неурожайный год колебалось от 6 до 18, то в 1890–1900 гг. минимум равнялся 9, а максимум — 29; для 1901–1910 гг. соответствующие цифры были 19 и 49, а голод 1911–1912 гг. охватил за два года 60 губерний11). С начала 20 века голодные годы пошли один за другим. «В зиму 1900/01 г. голодало 42 миллиона человек, умерло же в результате данного голода – 2 миллиона 813 тыс. православных душ»12). Голодными были 1902 и 1903 годы, что переросло в народные бунты. В 1902-03 годы для подавления крестьянских восстаний и выступлений рабочих только в Полтавской и Харьковской губерниях было использовано 200 тысяч регулярных войск, то есть 1/5 всей русской армии тех лет, и это — не считая сотен тысяч жандармов, казаков и полицейских. В начале 20 века не только непогода мешала созреванию хлебов, в качестве причин также выступают народные бунты, перешедшие в революцию 1905-1907 годов. Голод 1905 г. поразил 22 губернии, в том числе четыре нечерноземных, — Псковскую, Новгородскую, Витебскую, Костромскую. Голод наблюдался в 1906, 1907 и в 1908 гг. «Потребление продовольственных хлебов (кроме овса) на душу населения в среднем в 1901-1904 гг. было равно 16,36 пудов, в следующие же голодное четырехлетие 1905-1908 гг. оно спустилось до 13,69 пуд. в среднем или понизилось на 16%, в самый неурожайный год — 1906/07 — до 12,57 пуд. или на 23%»13). Голод этот сопровождался резким ростом заболеваемости. Количество заболеваний только цингой с 1905 по 1907 год возросло на 528%. Массовый голод в царской России всегда приводил к росту смерти от эпидемий на 300-400%, так как сильный и длительный голод значительно снижает иммунитет, а эпидемии в царской России были обычным делом, в частности эпидемии кори и скарлатины среди детей. В 1911 году (уже после расхваленных столыпинских реформ): «Голодало 32 миллиона, умерло от данного голода – 1 млн. 613 тыс. человек» (всего от голода с 1900 по 1912 год умерло более 8 миллионов человек) [14]). Но даже когда большого голода в России не случалось, то это не значит, что люди ели досыта, это лишь означает, что они не голодали. Причем и в такие годы голодали отдельные уезды. Даже в «нормальные» годы положение было тяжелым. Об этом говорит очень низкий уровень установленного официально «физиологического минимума» — 14 пудов хлеба в год, а хлеб был основной пищей жителей дореволюционной деревни15). В 1907 г. князь Д. Н. Святополк-Мирский в Госдуме заявил, что на душу населения в России потреблялось 212 кг хлеба, тогда как в Англии — 299 кг, во Франции — 363 кг, в Германии — 317 кг16).

Миронин С.С. « «Голодомор» на Руси».

(Череванин Фёдор Андреевич. Сельское хозяйствоНаселение и уровень жизни. «Энциклопедический словарь Гранат» Пг. 1916 Т. 30 Столб.157-160)http://istmat.info/node/24183
[14] -Миронин С.С. « «Голодомор» на Руси» -газета «Большевистская правда» И. Козленко, г. Киров


Жителей во Владимире 18000. Средняя жизнь владимирского жителя 26 лет, тогда как русский вообще живет 27 лет, француз 35 лет, немец 32 года, англичанин 38 лет. Во владимире из 100 детей только 45 доживает до 7 лет
Ежегодник Владимирского губстаткомитета, 1880г.


При среднем показателе смертности по Европейской России за 1861 -1913 гг., равном 34,0 на 1000 населения, в отдельных гу­берниях заметны значительные различия. Так, в Пермской гу­бернии смертность составляла 43,3, Самарской - 40,2 и Орен­бургской - 40,0. Менее 25 умерших на 1000 населения приходи­лось в Виленской - 24,6, Ковенской-23,9, Эстляндской - 21,9, Лифляндской - 21,7 и Курляндской губернии-19,1. Та­ким образом, даже отношение средних показателей смертности, исчисленные за 53 года для губерний, расположенных в начале и в конце таблицы, было выше отношения 2:1.
(Глава 7. Смертность населения России за 1861-1913 гг. А.Г. Рашин Население России за 100 лет (1813 - 1913) Статистические очерки)

https://istmat.info/node/81

Можно сравнить с советскими показателями по Ростовской области и то довольно плохими:
1940 смертность 16,0 на 1000 населения.
1950 смертность 7,8 на 1000 населения.

https://rostov.gks.ru/storage//2020/05-07/KHXmAQul/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82.%20%D1%81%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D0%BA%2075-%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%8E%20%D0%9F%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D1%8B%20%D0%B2%20%D0%92%D0%9E%D0%92.pdf

В войну в Москве 1942 года, смертность составила 14,9 на 1000 населения!

Теперь понятно, почему гитлеровская пропаганда, насчет голодомора и травли колхозников не работало на Красную Армию и население?
Все прекрасно помнили, как они жили "хорошо" в РИ, в таком тотальном голоде, что после такого, любые катаклизмы в СССР, в виде голода и войны казались просто раем, поэтому эту пропаганда и годилась только на бумагу для самокруток и нужников.



Но поколение 90-х стало воспринимать всю эту "никчемную" немецкую пропаганду за чистую монету, оно же не знало реалий жизни РИ на своей шкуре и представляла себе эту жизнь, как заседание благородных господ на дворянском собрание.
С "благородной имперской статистикой", особенно если там, значится круглый ноль, что сигнал для любого статистика, что учет тупо не ведется. И распространяло тресканье икры купцами на все население РИ, игнорируя реальные воспоминания многих очевидцев, о плохой жизни основного населения РИ, так как это голозадые и ленивые, завистливые люди.



Ну и сами царские ученые указывают конкретную причину голода - весь хлеб разными методами изымается у крестьян, после чего у двух третей хозяйств, после обильного урожая даже не остается запасов.
Что сразу сказывается в неурожайные годы в виде массового голода.
Особенно сильно страдает от такой отсталости Поволжье, где крестьяне не смогли поднять урожайность и торчат на средневековом уровне... результат мы видим налицо.


«В 1872 году разразился первый самарский голод, поразивший именно ту губернию, которая до того времени считалась богатейшей житницей России. И после голода 1891 года, охватывающего громадный район в 29 губерний, Нижнее Поволжье постоянно страдает от голода. В течение XX века Самарская губерния голодала восемь раз, Саратовская девять. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 году (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 году (Новороссия и часть нечерноземных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 года наступил голод 1892 года в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 1898 годов приблизительно в том же районе; в XX веке голод в 1901 году в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка в 1905 году (22 губернии, в том числе 4 нечерноземных: Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 годов (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)[3] .

Причины современных голодовок не в сфере обмена, а в сфере производства хлеба, и вызываются прежде всего чрезвычайными колебаниями русских урожаев в связи с их низкой абсолютной величиной и недостаточным земельным обеспечением населения, что, в свою очередь, не дает ему возможности накопить в урожайные годы денежные или хлебные запасы. Несмотря даже на некоторый подъем абсолютных величин русских урожаев (за последние пятнадцать лет на 30 процентов), они все еще остаются очень низкими по сравнению с западноевропейскими, а сам подъем урожайности происходит очень неравномерно: он значителен в Малороссии (на 42 процента) и на юго-западе (47 процентов) и почти не сказывается в Поволжье, где крестьянские ржаные посевы дают для последнего десятилетия даже понижение урожаев.

Наряду с низкой урожайностью одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землей. По известным расчетам Мареса в черноземной России 68 процентов населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками. По расчетам комиссии по оскудению центра, на 17 процентов не хватает хлеба для продовольствия крестьянского населения. Какими бы другими источниками заработков ни располагало крестьянство, даже в средне-урожайные годы мы имеем в черноземных губерниях целые группы крестьянских дворов, которые находятся на границе продовольственной нужды, а опыт последней голодовки 1911 года показал, что и в сравнительно многоземельных юго-восточных губерниях после двух обильных урожаев 1909 и 1910 годов менее одной трети хозяйств сумели сберечь хлебные запасы»[4] .
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, 1913 год


Ну и даже сами капиталисты обвиняют имперское правительство в голоде!



Работали в РИ все те же отряды по изъятию хлеба и пресечения попыток голодающих покинуть район, как при нелюбимых большевиках.

Многочисленные случаи массового голода тщательно замалчивались в российской прессе, слово «голод» категорически запрещено было писать, вместо него употребляли слово «недород». Против голодающих крестьян регулярно применялись силовые методы воздействия, как при сборах налогов, которые составляли 13% от доходов семьи (1% государству в казну плюс 12% местные налоги), так и недоимок. Крестьяне прятали зерно в случае неурожая, ибо понимали, что их ждет голод даже без уплаты налогов; в таких случаях урядник с полицейскими с помощью казаков (казаки были аналогом ОМОНа во времена царизма) устраивали обыск, искали схроны с зерном. Когда голод уже наступил, то чтобы люди не разбегались по сёлам власти предпринимали решения останавливать их, в голодающие деревни начинали вводить казаков, которые не разрешали сбегать людям из деревни. Деревню разрешалось покидать тем, у кого был паспорт (но он был у немногих). У кого не было паспорта, тех считали бродягами, они подвергались избиению со стороны казаков или даже тюремному наказанию17).

Массы трудящегося населения царской России находились в состоянии постоянной «народной болезни» — недоедания. Малейший неурожай обращал это недоедание в голод. В 1908-м даже царское министерство внутренних дел вынуждено было в одном из своих отчетов признать, что угроза умереть «голодною смертью является ежегодно весьма возможной участью значительного числа земледельцев России»18).
«Голод в царской России» Евгений Питерский .


Помните, что монархисты обвиняли большевиков в нежелание работать с АРА (американская помощь голодающим)? Так в РИ запрещали с голодающими работать вообще всем, ни чужим ни своим.
Мало того, в голоде власти РИ были даже отчасти заинтересованы - можно давать хлеб под проценты, а потом изымать как недоимки, с хорошим прибытком для себя - пользуясь плохой отчетностью чиновников РИ. Блестящая схема!
Никто не уйдет необиженным.


Крайне недостаточная и несвоевременная помощь в случае массового голода. Царское правительство было более всего озабочено тем, как бы скрыть масштабы голодовок. В печати цензура запрещала употреблять слово голод, заменяя его словом «недород». Если при Александре II во время крупнейшего голода 1871 г., для оказания помощи голодающим были активно привлечены земства, Красный Крест и другие организации, то Николай II резко урезал права земств по борьбе с голодом, а в 1911 и 1912 годах полностью запретил участие земств, Красного Креста и благотворительных организаций в оказании помощи голодающим53). Получение голодающими помощи («голодная ссуда») было также сопряжено со сложностями. «Голодная ссуда» составляла 1 пуд муки в месяц на взрослого и 1/2 пуда муки на ребенка. При этом «голодную ссуду» не имели права получать взрослые в возрасте от 18 до 55 лет (мол, нечего тунеядцев подкармливать, сами выкрутятся). Исключались из получателей «голодной ссуды» бесхозяйные крестьяне (а таких по России было 3,5 млн. семей, это как правило были батраки), вдовы и сироты, которых должно было кормить сельское общество «из излишков помощи». Тем самым наиболее беззащитные слои общества обрекались на голодную смерть, ибо излишков у голодающего села не имелось54). Хлебные ссуды и бесплатные столовые действительно спасли много людей и облегчили страдания, без этого ситуация стала бы просто чудовищной. Но их охват был ограниченным и совершенно недостаточным. В тех случаях, когда хлебная помощь доходила до голодавших, нередко оказывалось уже поздно. Люди уже умирали или получали непоправимые расстройства здоровья, для лечения которых нужна была квалифицированная врачебная помощь. Но в царской России катастрофически не хватало не то что врачей, даже фельдшеров, не говоря уже лекарствах и средствах борьбы с голоданием. В 1891-92 голодало свыше 30 миллионов человек. Но в открытых Красным Крестом столовых кормилось всего до 1,5 миллиона человек55). Более того, полученную «голодную ссуду» впоследствии приходилось возвращать. В 1911 г. с голодающей Самарской губернии взыскали свыше 20 млн. руб. недоимок за «голодные ссуды» предыдущих лет. А сколько взыскали по всей России, скольких людей тем самым убили в голод 1911-1912 годов, собрав «голодные ссуды», полученные в голодные 1901-1902, 1905-1908 годы56).
«Царская Россия в цифрах»



Подпись под фотографиями: Голод в Сибири. Фотогр. снимки с натуры, сделанные в Омске 21 июля 1911 года членом Гос. Думы Дзюбинским.
Первая фотография: Семья вдовы кр. д. Пуховой, Курган. у., В. Ф. Рухловой, идущей «на урожай».
В запряжке жеребенок по второму году и два мальчика на пристяжке. Сзади — старший сын, упавший от истощения.
Вторая фотография: Кр. Тобол. губ., Тюкалин. у., Камышинской вол., д. Караульной, М. С. Баженов с семьей, идущий «на урожай». Источник: ЖУРНАЛ «ИСКРЫ», ГОД ОДИННАДЦАТЫЙ, при газете «Русское Слово». № 37, Воскресенье, 25 сентября 1911г.




И краткая история голода в РИ, кому лень читать и разбираться.



Вывод

Число жертв умерших от голода в Поволжье 1912 года в РИ составляет 1 млн. 613 тыс. человек».

Миф об отсутствие голода в РИ держится на незнание истории, а именно на святой вере в исторические сведения объявленные в годы перестройки либеральной оппозицией, журналы Огонек, Солженицыны и т.д. их факты никто не проверял, верили на слово, а оказалось совершенно зря.

Tags: голод
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments