bulgat (bulgat) wrote,
bulgat
bulgat

Categories:

В предчувствие фашизма. Демократическая республика



Почему-то считается, что Путин покончил с остатками Ельцинской автократии “царя Бориса”, когда тот спокойно кромсал страну и открыто нарушал законы капиталистической России, он же установил сегодняшнюю Конституцию и систему власти. С реформаторами с садисткими наклонностями “мальчиков в коротких штанишках”, так называемых либералов, поднявшихся на мутной волне контрреволюции и мечтающих о пулеметах, которые смогут остановить волны быдла, как зомбаков в зомбе-апокаллипсе.

В те времена этих либералов, которые только что выползли из ужасного социализма СССР и который они называли “фашистским”, сразу сильно заинтересовали примеры работы реальных фашистов с недовольными рабочими, что аж срочно пришлось посылать кучу эмиссаров по обмену опытом к старому пердуну Пиночету, в Чили, видимо в СССР реального фашизма они так и не нашли, хотя громко об этом все время кричали.

упоминается поездка в апреле 1991 года в Чили группы российских либералов, организованная экономистом Виталием Найшулем. Кульминацией поездки была встреча с Пиночетом. Отмечается, что после этого образ Пиночета из злодея на некоторое время превратился в образ реформатора.
Также упоминается статья от 23 февраля 1993 года в газете «Московские новости» с призывом Михаила Леонтьева использовать чилийский опыт для борьбы с «красно-коричневым» парламентом.

https://rossaprimavera.ru/news/84f3aaa1

Но когда я познакомился с их взглядами ближе, я отшатнулся от них. Авторитарные реформы нужны для минимизации насилия. Минимизации рисков. Они же готовы были прибегать к насилию, видя в Пиночете пророка антикоммунизма. «Подумаешь, три тысячи расстрелял! Зато получил бурно развивающуюся экономику. Почему не заплатить столь ничтожную цену за процветание?»
По словам Игрунова, Егор Гайдар и Анатолий Чубайс «тоже были сторонниками этой версии реформ». «Большая группа молодых реформаторов в 1989 году поехала в Чили перенимать опыт Пиночета, там были Найшуль, Чубайс, Львин, Васильев, Болдырев и многие другие. Вернулись все в полном восторге, за исключением Болдырева (Юрий Болдырев еще один из создателей «Яблока» – ВЗГЛЯД)... Их ответ на мою реплику ошеломил: «А что, у нас пулеметов нет?»

https://vz.ru/politics/2018/9/11/941169.html

Что же помешало их планам?

Внезапно взлетевшие цены на нефть и назначение молодого и харизматичного “принца Путина”, от которого пролетариат стал ждать возвращение социализма и мощи СССР.

Теперь можно радоваться? Что мы избежали такого пути? Нет.

Как сейчас выяснилось - высокие цены на нефть не вечные, да пролетариат устал ждать от полковника КГБ зеленого свистка, когда можно будет разобраться с олигархами и поднять Россию с колен, сделать из нее такую же мощную страну каким был СССР. Зрады и перемоги так же теперь работают и в России, постепенно погружая народ в нищету и обогащая олигархов, это все симптомы работы капитализма, а не национальных особенностей. Мечты некоторых левых 2000-х, что собранный и работящий полковник тайно от США строит социализм, сейчас вызывает только “испанский стыд”.

Думаете что-то новое? Так тоже считали социал-демократы в Германии до первой и второй мировой войны, считая что император и республика полностью изменила модель Прусского военного государства, и пока в ней не было кризиса, все было вполне вполне “демократично” в рамках конституционной монархии и Веймарской республики. На что марксисты стали им указывать, что они ошибаются, все это временное явление.

И дальше поясняется, что германская конституция есть собственно слепок с реакционнейшей конституции 1850-го года, что рейхстаг есть лишь, как выразился Вильгельм Либкнехт, "фиговый листок абсолютизма", что на основе конституции, узаконяющей мелкие государства и союз немецких мелких государств, хотеть осуществить "превращение всех орудий труда в общую собственность" - "очевидная бессмыслица".
Энгельс (Государство и революция) В.И. Ленин (1917)


То есть в современной России повторяется все та же история. У некоторых отмороженных левых до сих пор присутствуют убеждения, что с Путином и даже без него, с помощью победы на выборах (Платошкин) можно добится строительства социализма. Они сильно ошибаются, формальная демократия и конституция скрывают деспотизм “царя Бориса” и его преемника “принца Путина”, которые стоят нерушимой стеной на поползновения на частную собственность, в виде отмены прошлой и нынешней приватизации.
В случае возникновения опасности олигархам, либералы начнут расчехлять пулеметы мирно лежащие на складе со времен “царя Бориса”.



Если парламент или демократия народа, например каким-то чудом продавит через систему выборов, справедливое распределение денег заработанными народом, его опять начнут расстреливать из танков, а всяких там социалистов и левых либералов запрещать и сажать с максимальными сроками, показывая кто есть в хате хозяин.

То что сейчас наблюдается в России, постепенное наступление на демократию, наблюдалось тогда и в Германии, когда левые партии, боялись заикаться о буржуазных свободах, особенно, если они их сейчас не касаются и работают против их политических противников. А то скажут слово против и окажутся в рядах “террористов”, как ФБК Навального. Закрытие левыми глаз, на такие действия властей - есть оппортунистический.

"Касаться этой темы опасно", - добавляет Энгельс, прекрасно знающий, что легально выставить в программе требование республики в Германии нельзя. Но Энгельс не мирится просто-напросто с этим очевидным соображением, которым "все" удовлетворяются. Энгельс продолжает: "Но дело, тем не менее, так или иначе должно быть двинуто. До какой степени это необходимо, показывает именно теперь распространяющийся (einreissende) в большой части социал-демократической печати оппортунизм. Из боязни возобновления закона против социалистов, или воспоминая некоторые сделанные при господстве этого закона преждевременные заявления, хотят теперь, чтобы партия признала теперешний, законный порядок в Германии достаточным для мирного осуществления всех ее требований"...
Что германские социал-демократы действовали из боязни возобновления исключительного закона, этот основной факт Энгельс выдвигает на первый план и, не обинуясь, называет его оппортунизмом, объявляя, именно в силу отсутствия республики и свободы в Германии, совершенно бессмысленными мечты о "мирном" пути. Энгельс достаточно осторожен, чтобы не связать себе рук. Он признает, что в странах с республикой или с очень большой свободой "можно себе представить" (только "представить"!) мирное развитие к социализму, но в Германии, повторяет он,
..."в Германии, где правительство почти всесильно, а рейхстаг и все другие представительные учреждения не имеют действительной власти, - в Германии провозглашать нечто подобное, и притом без всякой надобности, значит снимать фиговый листок с абсолютизма и самому становиться для прикрытия наготы"...
(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)


Это ситуация повторилась и позже во времена веймарской республики, где те же социал-демократы, постепенно запрещали других, “неправильных социалистов”, прессуя их с помощью полиции и законов, а потом им на помощь, на все готовенькое подоспели фашисты и сами их заодно запретили.

Получается, когда некоторые левые, говорят что установят систему “легкого” социализма (например БОД, национализация, доходы народу от нефти и газа) в России через систему выборов -они являются теми, кто подставляет свою жопу власти в позе рака - и это сказал Энгельс.

Марксисты тогда предсказали, что без разрушения прусской государственной машины возникнет фашизм, хотя такого названия тогда еще не знали, больше говорили про “Железную пяту”. И нас без слома государственной машины от “царя Бориса”, тоже ожидает фашизм. Такова логика исторического процесса.



Если власть оказывается элементарно нелегетимна в глазах народа, в правовых и моральных законах, в вопросах обеспечения выживания общества, когда ясные и понятные принципы жизни всего общества нагло попираются. Власть открыто прикрывает воров и признавая кражу честной сделкой, то у власти против такого нелояльного народа остается только один метод решения данной проблемы - силовой. Снятие проблемы через фашизм. Что сейчас часто практикуется капиталистами в Латинской Америке, куда и мы двигаемся, в мир фавел и роскошных вилл.

К чему приведет позиция левых по усиленному закрыванию глаз на абсолютизм “принца Путина” в России, по недемократическими методами борьбы с оппозицией, которая и сама является явным врагом левых? Сперва это ведет к выдвижению абстрактных политических вопросов, замалчиванию конкретных вопросов. Но как только грянет какой нибудь политический кризис, когда пролетариат самостоятельно полезет выяснять вопросы с властью, левые окажутся в итоге беспомощными и разорванными на фракции, из-за неясности позиции их же лидеров. (Восставший пролетариат, это точно пролетариат? А может это предатели? Наймиты Запада? Поддержать их политические требования или выступить против?) Что мы наблюдали во время подавления протестов в Хабаровске, протестных митингов со “дворцом Путина” и Белоруссии.

Прикрывателями абсолютизма действительно и оказались в громадном большинстве официальные вожди германской социал-демократической партии, которая положила "под сукно" эти указания.
..."Подобная политика может лишь, в конце концов, привести партию на ложный путь. На первый план выдвигают общие, абстрактные политические вопросы и таким образом прикрывают ближайшие конкретные вопросы, которые сами собою становятся в порядок дня при первых же крупных событиях, при первом политическом кризисе. Что может выйти из этого, кроме того, что партия внезапно в решающий момент окажется беспомощной, что по решающим вопросам в ней господствует неясность и отсутствие единства, потому что эти вопросы никогда не обсуждались…
(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)


Отказ многих левых от помощи в борьбе общества за демократию, против деспотизма власти, из-за боязни захвата власти либералами (позиция Константина Семина) и что государственная власть и так уже достаточно “демократична”, ведет на деле к поражению, так как это является оппортунизмом.
Постановка абстрактных стратегических вопросов, например захват власти и строительство социализма и отказ от обсуждения даже тактики борьбы с властью. Отказ от борьбы за демократическую республику, в итоге делает из левых политических мачо-импотентов, которые рассказывают всякие нереальные сказки избирателям, но не делают даже малого: хоть какой-то борьбы. Это даже хуже чем политики-либералы и либертарианцы, у них есть хотя бы внятные темы. В итоге рабочие вообще перестают понимать, чего же левые хотят, куда они двигаются и могут ли они вообще что-то сделать, говорят непонятную хрень про марксизм и сидят дома. Не отстают от них и сами представители левого движения - нет никакого подобия даже символического единства и ясности взглядов, вообще по любым вопросам.

Более того, сама идея по помощи буржуазным политикам в борьбе против наследства “царя Бориса”, кажется многими левыми настолько кощунственной, что априори признается предательством идеям коммунизмам. Что настоящие левые в такую грязь даже лезть не будут. А ведь только в борьбе в разнообразных союзах всегда и призывал Ленин, без союзов борьбы не бывает.

В итоге борьба у левых начинает тупо сводится только к профсоюзному движению, которое особо не нужно рабочим, так как оно навязывается сверху, не от самих рабочих, а от партии (Это тоже является формой оппортунизма - неверие интеллигенции в способность рабочего класса бороться против диктатуры буржуазии даже на низовом уровне). А также в распространение агитматериалов, типа постинга в тик-токе. То есть стратегические интересы приносятся в жертву сиюминутным тактическим, которые выглядят проще, чище и благопристойнее, чем шагать по колено в говнище, яшкаясь с мелкой и средней буржуазией в борьбе за демократическую республику. Все приносится в жертву ради желания оставаться “честным”. И главное есть железное оправдание сидения на диване.

Хотя только при господстве демократии в капиталистической республике, пролетариат сможет прийти к господству в политике, которое можно даже назвать диктатурой пролетариата, форма угнетения имеет значение. Только демократия даст возможность обострить и развернуть полноценную классовую борьбу пролетариату.



Это забвение великих, коренных соображений из-за минутных интересов дня, эта погоня за минутными успехами и борьба из-за них без учета дальнейших последствий, это принесение будущего движения в жертву настоящему - может быть происходит и из-за "честных" мотивов. Но это есть оппортунизм и остается оппортунизмом, а "честный" оппортунизм, пожалуй, опаснее всех других...
Если что не подлежит никакому сомнению, так это то, что наша партия и рабочий класс могут придти к господству только при такой политической форме, как демократическая республика. Эта последняя является даже специфической формой для диктатуры пролетариата, как показала уже великая французская революция"...
Энгельс повторяет здесь в особенно рельефной форме ту основную идею, которая красной нитью тянется через все произведения Маркса, именно, что демократическая республика есть ближайший подход к диктатуре пролетариата. Ибо такая республика, нисколько не устраняя господства капитала, а следовательно, угнетения масс и классовой борьбы, неизбежно ведет к такому расширению, развертыванию, раскрытию и обострению этой борьбы, что, раз возникает возможность удовлетворения коренных интересов угнетенных масс, эта возможность осуществляется неминуемо и единственно в диктатуре пролетариата, в руководстве этих масс пролетариатом.
(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)


Маркс и Ленин настойчиво требовали от левых бороться за демократическую республику, ради быстрого приближения к диктатуре пролетариата.



Но почему? Ведь диктатура буржуазии в демократической республике является инструментом буржуазии против пролетариата, где логика? Вся соль проблемы в классовой борьбе, раскрытия разных форм классового угнетения, ведь если запрещают марксизм по-фашистки, то многие рабочие будут считать капиталистов просто плохими неэффективными боярами, которые обманывают доброго “царя”. А при более полной демократии классовая борьба для рабочих становится более явной, все начинают видеть, что олигархи-капиталисты (бояри) заодно с Путином (царем). Вот и выходит, что поборники демократии и свободы слова для людей - либералы, чувствуя эту подлянку классовой борьбы, начинают чисто из классовых интересов запрещать свободу слова и демократию для пролетариата, например с помощью денежных тарифов и “опытно-сословного” ценза (сперва создай фирму, по управляй людьми, и только потом имеешь право рассуждать о политике).

Призывы игнорировать борьбу за либерально-демократические ценности - есть чистый анархизм, который любит стихийную борьбу и отрицает организационное начало в ней, как важную сущность успеха. С такой теорией анархистам действительно нафиг не нужна демократия в капиталистическом государстве, мало того она им даже вредна, чем сильнее будут угнетать и зажимать пролетариат, приближая революционную ситуацию, чем быстрее он восстанет! Вот только с точки зрения марксистов - они быстро потерпят поражение, так как без предварительной демократии и созданной при ней партии, восставшие не смогут правильно организоваться.



1) Если Энгельс говорит, что при демократической республике "ничуть не меньше", чем при монархии, государство остается "машиной для угнетения одного класса другим", то это вовсе не значит, чтобы форма угнетения была для пролетариата безразлична, как "учат" иные анархисты. Более широкая, более свободная, более открытая форма, классовой борьбы н классового угнетения дает пролетариату гигантское облегчение в борьбе за уничтожение классов вообще.
(Государство и революция) В.И. Ленин (1917)


Поэтому призыв Константина Семина - “Чума на оба ваших дома” в условиях борьбы за демократическую республику мелкой и средней буржуазии, против ельцинского “принца Путина”, является чистым проявлением анархизма. Эта борьба имеет значение, как борьба за право вести классовую борьбу против капитализма. Угнетение рабочих это не снимет - но позволит явно и открыто показывать язвы и пороки капитализма, облегчать консолидацию пролетариата.



Поэтому коммунисты должны быть в первых рядах возмущенных беспределом властей, если власть арестовывает какого нибудь блогера за изложение идей, не нравящихся власти, даже если он в хвост и гриву чехвостит совок.

Необходимость борьбы за буржуазно-демократические свободы, то есть за истинный либерализм, а не классовый в капиталистическом государстве, неоднократно подчеркивал Сталин.

"Потому, во-вторых, что сама буржуазия - главный враг освободительного движения - стала другой, изменилась серьезным образом, стала более реакционной, потеряла связи с народом и тем ослабила себя. Понятно, что это обстоятельство должно также облегчить работу революционных и демократических партий.
Раньше буржуазия позволяла себе либеральничать, отстаивала буржуазно-демократические свободы и тем создавала себе популярность в народе. Теперь от либерализма не осталось и следа. Нет больше так называемой "свободы личности", - права личности признаются теперь только за теми, у которых есть капитал, а все прочие граждане считаются сырым человеческим материалом, пригодным лишь для эксплуатации. Растоптан принцип равноправия людей и наций, он заменен принципом полноправия эксплуататорского меньшинства и бесправия эксплуатируемого большинства граждан.
Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт. Я думаю, что это знамя придётся поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперёд, если хотите собрать вокруг себя большинство народа. Больше некому его поднять".
И. Сталин, (14 октября 1952 год, речь на XIX съезде КПСС всем братским партиям)


Либералы предали идеи свободы, ради классовых интересов капитализма и только коммунисты, свободные от обязанности перед толстосумами обязаны его поднять. Если они его не поднимут, они не смогут собрать народ под свои знамена.


Вывод

Россия находятся в состояние спящего “фашизма”, когда в случае возникновения опасности олигархам, либералы начнут расчехлять пулеметы мирно лежащие на складе со времен “царя Бориса”.

Подмена левыми идеи борьбы за власть и права трудящихся только через парламентскую борьбу, есть явно выраженный оппортунизм и является предательством левых идей. Борьба я этой чушью является главным вопросом марксистов.

Чистоплюйство и понятие про “честные мотивы”, отказ от вступление в союзы, например с мелкой и средней буржуазией, есть опаснейший вид оппортунизма.

Борьба за демократическую республику в условиях капитализма имеет важное значения - для облегчения ведения классовой борьбы пролетариата. Более того она необходима для консолидации пролетариата и обострения классовой борьбы за его интересы.
Tags: Ленин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments